Проект о партийной политике Великобритании от Англо-саксонского клуба МГИМО

1 июня 2020

В этом году Англо-саксонский клуб НСО МГИМО при поддержке Эндаумента МГИМО реализует совместный проект с Институтом Европы РАН и готовит сборник научных статей по партийной политике Великобритании. Каждые две недели в социальных сетях Клуба планируется публиковать краткое описание научных статей, полную версию которых вы сможете прочитать в будущем сборнике, который выйдет уже грядущей осенью. Также по итогам реализации проекта планируется проведение специальной конференции.

Серия работ начинается с анонса научной статьи Александра Морозова, студента 4 курса факультета международных отношений, «Брекзит и партийная дисциплина тори».

Многие из тех, кто интересуется британской внутриполитической «кухней», провели последние три года так, как если бы их любимый сериал выходил бесперебойно, по меньшей мере, дважды в месяц. Многие студенты, изучающие политический перевод, на занятиях не единожды столкнулись с перипетиями судьбы Великобритании, Европейского союза и лично Терезы Мэй, которая стала премьер-министром в один из самых сложных моментов истории Соединенного Королевства. 

Последние три года Вестминстер был местом с довольно «токсичной» атмосферой: парламентарии забывали о своей партийной принадлежности, лейбористы и консерваторы бунтовали против лидеров своих партий, правительство сотрясали отставки, а устойчивость положения Терезы Мэй вызывала сомнения даже у такой аполитичной личности, как Главный мышелов резиденции премьер-министра кот Ларри.

И хотя ситуация обострилась только после того, как Брекзит стал неизбежной политической реальностью в результате референдума 2016 года, вопрос об участии Великобритании в европейских интеграционных инициативах являлся одним из основных водоразделов внутри партии тори с 1950-х годов. Это малоизвестный факт, но именно разногласия в правительстве по «европейскому» вопросу стали катализатором для бунта, который привел к отставке Маргарэт Тэтчер в 1990 году. Евроскептицизм в стране нарастал на протяжении 2000-х годов, консервативная партия теряла сторонников, Партия независимости Соединенного Королевства постепенно забирала у тори голоса. Судьбоносное решение Дэвида Кэмерона о проведении референдума стало первой трещиной в правящей партии, которая разделилась на две большие группы – брекзитеры и бремейнеры. Сменившая Кэмерона Тереза Мэй вступила с ЕС в переговоры об условиях «развода», будучи во главе глубоко расколотой партии и страны, поэтому ее трудности были заведомо предрешены: два вотума недоверия премьер-министру, 60 отставок в правительстве, самое тяжелое в истории поражение правительства при голосовании в Парламенте и фактическая неспособность Вестминстера принимать решения. К маю 2019 года Мэй не контролировала ни Палату общин, ни консервативную партию, ни правительство.

Ставший премьер-министром 24 июля 2019 года Борис Джонсон столкнулся с аналогичным противодействием фракции тори, однако, в отличие от Мэй, он провел «зондаж» общественного мнения, победив на выборах лидера консервативной партии. Это был своеобразный сигнал к действию: единственным способом разрубить «гордиев узел» Брекзита и «take back control» над тори были всеобщие выборы. Используя партийные правила и административный ресурс лидера тори, Джонсону удалось сколотить новую, идеологически гомогенную фракцию, обладавшую прямым мандатом британского народа, чтобы «Get Brexit Done».

Приятного чтения!

Проект о партийной политике Великобритании от Англо-саксонского клуба МГИМО


СДЕЛАТЬ ВКЛАД